Будьте в курсе самых актуальных событий города.

Стали свидетелем событий? Сообщите нам об этом.

Предложить новость

Главная \ Персона \ Виктор Рень: "Испытание длиною в жизнь"

Виктор Рень: «Испытание на прочность длиной в жизнь»

 

 Виктор Алексеевич Рень уже почти сорок лет обучает космонавтов владеть своим телом и выполнять ответственные работы в невесомости; объясняет, как им вести себя в нештатной или аварийной ситуации, когда в считанные секунды необходимо принимать сложные решения; учит, как сохранять здоровье и жизнь, если приземлился в любой точке планеты.

 


 

 

рень

– Виктор Алексеевич, трудно представить более мужскую профессию, чем Ваша. Что определило её выбор?

 

– Пример отца. Он прошёл Великую Отечественную войну от Сталинграда до Венгрии, и я вырос на его рассказах о мужестве и героизме русских людей. Он учил меня, что каждый может достичь любой цели, если будет непрестанно работать над собой, будет трудолюбивым и целеустремлённым.

В армии я понял, что моё призвание – авиация. Поступил в Рижское высшее военное авиационное инженерное училище им. Я. Алксниса, окончил его с красным дипломом и продолжил службу в Звёздном городке. В Центре подготовки космонавтов сначала осуществлял техническое обеспечение испытательно-тренировочных работ, проводимых в условиях кратковременной невесомости на самолётах-лабораториях. Потом стал сам участвовать в испытаниях космической техники и медицинских экспериментах в условиях воздействия на организм человека различных неблагоприятных факторов. 

 

- Хотели стать космонавтом?

 

– Да. В 1980 году я и мой друг Миша Новиков написали соответствующие рапорты с просьбой о разрешении пройти отборочную комиссию для зачисления нас кандидатами в отряд космонавтов. Но Георгий Тимофеевич (Береговой, начальник ЦПК в 1972 –1987 гг. – прим. ред.) сказал, что здесь, на Земле, мы ему намного нужнее.

 

– Это были восьмидесятые годы, когда СССР не жалел средств для развития космонавтики. Наверное, много интересной работы нашлось и на Земле?

 

– С избытком! У нас было уникальное лётно-испытательное отделение лётной службы, ЦПК проводил массу испытаний с участием человека, и я не пропустил ни одного из них. Но настоящим профессионалом меня сделал Сергей Александрович Киселёв. Учитель с большой буквы. Мы занимались многим: испытательно-тренировочными работами в условиях кратковременной невесомости на самолётах-лабораториях, моделированной невесомости в гидролабораториях Советского Союза, Германии и США, барокамер, центрифуг и динамических стендов, специальной парашютной подготовкой космонавтов, медицинскими экспериментами с участием человека, экспериментами и испытаниями по «выживанию» в различных климатогеографических зонах и на акватории моря.

космонавты

 

– Вы как-то сказали, что лёгких испытаний не бывает в принципе – только тяжёлые, очень тяжёлые или опасные.

 

– Это так. Выжить – главная задача экипажа, где бы ни приземлился космический корабль. Поисково-спасательная группа по инструкции должна прибыть на помощь в течение трёх суток, но это время космонавты должны продержаться самостоятельно. Сделать это будучи ослабленными долгим пребыванием в невесомости, к тому же в экстремальной ситуации, очень сложно! Конечно, за всю жизнь на долю космонавта подобное испытание может выпасть, а может и нет (за всю историю отечественной пилотируемой космонавтики было только четыре нештатных ситуации, когда космический спускаемый аппарат приземлился (приводнился) в нерасчётной точке). А чтобы научить этому, всё нужно испытать на себе.

Мы занимались как раз этим, на собственных шкурах познавая предел человеческих возможностей. Приводить себя в состояние расслабления костно-мышечной системы, идентичное недельному пребыванию в невесомости, позволяет иммерсия, её достигают с помощью суточного пребывания без пищи, воды и движения в воде, температура которой равна температуре тела. Далее – ортопроба. После этого испытатели получают согласно условиям и программе эксперимента максимально большую нагрузку, как правило – на грани возможного для человеческого организма.

Для меня самыми тяжёлыми испытаниями оказались морские. В начале 80-х в Феодосии я принял участие в испытаниях нового трёхместного спускаемого аппарата и перспективных медикаментозных средств для НАЗ (носимый аварийный запас спускаемого аппарата) на акватории Чёрного моря при шторме от 3 до 5 баллов! Всего с моим участием было выполнено два сложнейших испытания практически по четыре дня каждое. Перед испытаниями первые сутки проходили иммерсию, потом ортопробу, затем нас в космических спасательных скафандрах внутри спускаемого космического аппарата опустили на водную поверхность Чёрного моря на трое суток в каждом испытании. Всё это время адская «болтанка» на волнах высотой до пяти метров в позиции эмбриона без еды и воды в ограниченном пространстве (менее 5 куб. м), стопроцентная влажность; температура внутри спускаемого аппарата более +40 градусов по Цельсию, по всему интерьеру рвотные массы, потому что мало у кого вестибулярный аппарат такое сдюжит. До этого времени считалось, что человек в таких условиях может выдержать не более суток. Мы доказали: больше – можно!  

В середине лета 1983 года я и ещё двое моих коллег-испытателей должны были провести три дня в туркестанской пустыне с запасом воды шесть литров на всех. Температура воздуха «прыгала» от +15 до +65 градусов, организм ведёт себя непредсказуемо. Тот эксперимент пришлось прервать:  обезумев от жары, один из испытателей ночью выпил всю воду...

А через несколько месяцев мы уже проводили испытания в тундре за Полярным кругом более чем в 65-градусный мороз (с учётом скорости ветра). Условия проведения испытания были максимально жёсткими: находиться внутри построенного укрытия более 4 часов в сутки; разведение костра, приём воды и чая – запрещены; наша амуниция состояла из двух шерстяных спортивных и специального прорезиненного костюмов. Мы могли только соорудить укрытие из снега (иглу) и попытаться утеплить его «пол» парашютной тканью. Задача состояла в том, чтобы мы максимально долго в этих сложных метеорологических условиях могли выполнять задачи, предусмотренные программой испытаний. Задача максимум – продержаться те же три дня.

 

– Как Ваша семья смирялась с Вашей работой?

 

– Родные практически ничего не знали! Я десятилетиями берёг их от подробностей. Порой буквально еле приползал домой, но внимание старался уделить всем домочадцам. А о работе молчал.

 

– Виктор Алексеевич, какие личные качества Вы больше всего цените в людях?

 

– Сила воли, порядочность, честность, надёжность, упорство, высокая работоспособность, доброжелательность, терпимость.

 

– Ваше жизненное кредо?

 

- Быть лучшим из лучших в своём деле.

СПРАВКА:

Виктор Алексеевич Рень

Герой Российской Федерации, замначальника управления специальных видов подготовки космонавтов и испытаний объектов космической техники на имитаторах космической техники ЦПК им. Ю.А. Гагарина, инструктор парашютно-десантной подготовки, офицер-водолаз, инструктор по подготовке космонавтов в различных климатогеографических зонах и специальной парашютной подготовки космонавтов, заслуженный испытатель космической техники.

В Звёздном городке работает с 1975 года. За годы службы выполнил более тысячи полётов с воспроизведением режимов кратковременной невесомости (в общей сложности – 3 суток пребывания в условиях невесомости и 5 - в условиях перегрузок). Совершил свыше 2000 прыжков с парашютом с высот от 100 метров до 5,5 км. Организовал и непосредственно участвовал в испытаниях самолёта-лаборатори Ил-76 МДК  в различных критических режимах в процессе выполнения маневров, создающих условия кратковременной невесомости, участвовал в испытаниях и медицинских экспериментах на всех динамических стендах ЦПК, в условиях различных климатогеографических зон и на акватории моря, выполнил более 400 погружений в гидросреде в космических скафандрах и различном специальном снаряжении.

По методикам, разработанным полковником Ренем и с его личным участием в составе испытательно-тренировочных бригад, подготовлено большинство космонавтов СССР и России.

Указом Президента России в 2005 году В. Реню присвоено звание Героя Российской Федерации. 

Поделиться: