Будьте в курсе самых актуальных событий города.

Стали свидетелем событий? Сообщите нам об этом.

Предложить новость

Главная \ Персона \ Евгений Камынин: "Самбо замедляет время"

Евгений Камынин: "Самбо замедляет время"

    «Наш тренер по самбо мог за плохие отметки и не допустить к занятиям!» – такая характеристика, услышанная от случайного знакомого,  заинтриговала. Разыскать человека, о котором шла речь, не составило труда – Евгений Камынин уже полвека учит ребят «самообороне без оружия», в спортивном сообществе Фрязина его знают все.


 

3

         – Евгений Алексеевич, про отметки – это легенда?

         – Правда. Школа это главное, секция не должна отнимать у ученика силы и время. Самбо – не только вид спортивного единоборства и борьба без оружия, но и система воспитания. Самодисциплина – одна из её основ, плюс стойкость и уважение к противнику. Но и себя в обиду давать не надо.

– Может быть, именно эти качества помогли Вашим воспитанникам многого достичь в жизни?

– Вполне возможно, ведь они с детства привыкли добиваться поставленной цели. Сергей Елисеев сегодня – президент Всероссийской и Европейской федерации самбо, Владимир Донин – мастер спорта, призёр первенства Вооружённых Сил Российской Федерации, Николай Тарычев – мастер спорта, чемпион России среди ветеранов, Андрей Алборов – президент Межрегиональной общественной организации ветеранов подразделений спецназа «Вымпел-В», Алина Пашковская – чемпионка Москвы. Самбо оказалось полезным даже тем, кто не связал свою жизнь со спортом. Например, Володя Налётов теперь кандидат медицинских наук, заведует отделением хирургии в московской клинике.

Это удивительный вид спорта, один из самых интересных и, главное, доступных. В нём нет резких ударов, правила достаточно мягкие – можно почти всё, но риск получить травмы минимальный. Для ребят это отличный способ померяться силами, сбросить избыток энергии. А что им ещё нужно?

5

– Вы как-то сказали, что самбо – один из трёх исконно русских видов спорта наряду с городками и лаптой. Почему?

– Потому что самбо придумали в нашей стране. Это синтетический вид спорта, его приёмы, причем самые лучшие, брали из национальных видов единоборств: кулачного боя, видов борьбы народов союзных республик, дзюдо и даже сумо. Самбо создали в молодой Советской республике как поистине народный вид спорта, и с тех пор оно продолжает развиваться, вбирая в себя новые и новые элементы.

С чего самбо началось лично для Вас?

– С учёбы в Московском пограничном училище и службы в армии. Я вернулся во Фрязино в 1962 году и пошёл в секцию, которая здесь работала, в клубе-бараке на Вокзальной. Потом это здание снесли, тренер уехал, а секцию взял я. Где нам только ни приходилось заниматься! В первой и второй школах, в Трубине, Гребневе, Райках.

Потом построили «Олимп», и мы осели здесь. В секцию записалось сразу 160 человек! Бывшие воспитанники помогли сделать ремонт: оборудовали душевую, тренажёрный зал с канатами и перекладинами. Год спустя всё пошло насмарку из-за капремонта здания у стадиона.

Сейчас можно было бы туда вернуться, но, во-первых, тяжело начинать оборудовать всё с нуля. Во-вторых, наша секция теперь на самоокупаемости, аренду нового зала мы можем и не потянуть. Казалось бы, все в городе меня хвалят, грамоты дают и слова хорошие говорят, но как не хватает реальной помощи! Вот если бы по случаю 50-летия тренерской работы дали льготу на аренду зала! Или помогли вывезти ребят на соревнования.

Обиды есть. Конечно, результаты выступлений нашей сборной по самбо радуют: значит, руководство на своём месте. Президент Всероссийской и Европейской федерации самбо Сергей Елисеев – воспитанник нашей секции, здесь делал первые шаги и от нас уходил в институт физкультуры. С тех пор он ни разу не поинтересовался, как живёт его родная секция, не нуждается ли в помощи. Несколько раз я встречал Сергея на соревнованиях, но, пообещав поговорить, он всегда незаметно исчезал…

Несмотря ни на что, Ваша секция не прекращала работать ни разу, хотя времена бывали всякие.

– Так получалось, что мы всегда были нужны, приходило много ребят. Даже когда мыкались без пристанища. Было время, когда летом мы копали яму возле озера Большое, засыпали её опилками и застилали сверху покрывалом, там и занимались. За годы неустройства наши маты, купленные для зала, пока лежали на складе, разложились и спеклись так, что пришлось их отдирать друг от друга и отскребать от бетонного пола лопатой. Хорошо, что один из моих бывших воспитанников (он стал директором спортивной школы в Москве) прислал нам в подарок целую машину новых. А покрывала мы уже делали сами, вручную – купили рулон материала и склеивали куски утюгом.

Работа – любимая. Если я грущу или плохо себя чувствую, то тренировка – лучшее лекарство, проверено. Мальчишки у меня замечательные. Группа сейчас разновозрастная, но это и неплохо: маленькие смотрят, что делают старшие, невольно учатся, а те за ними приглядывают. Люблю, когда ребята задают мне вопросы – интересуются, стараются, хотят учиться. С удовольствием всё показываю и объясняю.

7

Бывает талант к самбо?

– Конечно, обычно он виден уже на втором-третьем занятии. С физическими кондициями это не связано, рост-вес ни при чём. Приходят и такие ребята, которые путаются в собственных ногах, но я даю шанс всем, было бы желание: занятия всё равно пойдут на пользу.

За неумение не выгоняю никогда, а вот за нарушение дисциплины – как правило. Из-за драки когда-то выдворил Володю Пшённого, сегодня он бизнесмен. Тот не обиделся, знает, что за дело, и отношения у нас до сих пор прекрасные – помнит, навещает, помогает.

Раньше я иногда наказывал ребят отстранением от соревнований. Это был очень сильный аргумент – не дать выступить за честь секции. Сегодня, увы, всё наоборот: на состязания не загонишь. Не бойцы, боятся проигрыша, хотя сейчас легче – время поединка сократили до пяти минут, раньше было десять.

Кстати, в нашу секцию ходят целыми семейными династиями. Недавно отцы, мои бывшие воспитанники, привели сыновей, и сами решили тряхнуть стариной. Лет по двенадцать не занимались. Конечно, «дыхалка» уже не та, но они показали такой класс! Приёмы все на уровне подкорки остаются.

– Правда, что тело бывает «умнее» головы?

– Совершенно верно! Мозг не всегда успевает сработать, и тогда выручает тренированное тело. Когда-то я ездил в Сибирь на подработку, это называлось «шабашки». Втроём мы копали яму в человеческий рост, и вдруг раздался взрыв. Оказалось, что кто-то попал киркой в высоковольтный кабель. Я не успел ничего сообразить, но товарищ потом все рассказал и меня благодарил – оказывается, я тут же машинально выкинул его из ямы и выпрыгнул сам. Или ещё. Вдвоём поднимали на второй этаж строящегося дома носилки с грузом, шли по настилу. Я – впереди, вдруг ступаю мимо и начинаю падать. Всё как будто замедляется. Вижу – на меня движется стена, я спокойно отталкиваюсь от неё, перекатываюсь и встаю на ноги. Ни царапины.

Много позже, у себя на огороде, я пилил на дереве один сук, стоя на другом. Верхний падает, ломает нижний, и мы дружно летим вниз. Всё опять замедляется, я успеваю сгруппироваться и откатиться, ничего не повредив. И таких историй у меня множество. Как это объяснить? Думаю, благодарить надо самбо. Видимо, оно замедляет время. Поэтому и пятьдесят лет тренерской работы – ещё не предел. 

Поделиться: