Будьте в курсе самых актуальных событий города.

Стали свидетелем событий? Сообщите нам об этом.

Предложить новость

Главная \ Общество \ Дети-бабочки

Дети-бабочки

Если им никто не помогает, то они медленно гибнут, как растение, оставшееся без живительной влаги. Они привыкли, что на протяжении жизни ими управляют, руководят, принимают решения. Оказавшись на пороге другой жизни, словно утопающие в открытом море, они ждут спасения. Поэтому, как только на горизонте появляется корабль, они готовы подняться на борт, даже если это судно идёт под пиратским флагом. Беспомощные, несамостоятельные, до неприличия доверчивые – дети-сироты. 


аня

Его сиротская судьба началась очень рано. Ещё ребёнком, школьником Никита впервые попал в Алмазовскую школу-интернат. Это интернат «для детей с ограниченными возможностями здоровья VIII вида». На языке обывателя – умственно отсталых детей. Мама была жива, но принимала наркотики. Женщина с хорошим образованием, достойной работой, несколько раз она «завязывала» и забирала его домой, но опять срывалась и в конце концов сгорела. Он остался сиротой: папа не интересовался судьбой сына. После начальной школы в Алмазово – перевод в другой интернат, а затем – принудительное обучение в профтехучилище на маляра. Никто не спрашивал его, кем он хочет стать и нужна ли ему такая профессия. У всех мальчиков оттуда был только один путь…

Когда Никите исполнилось 16 лет, ему выдали банковскую карточку, на которой за годы сиротской жизни накопились многочисленные выплаты, всего около 200 тысяч рублей. Для ребёнка, который никогда в жизни не держал в руках денег, который привык, что в госучреждении его кормят, обучают, одевают, сумма казалась огромной. Аферистам, оказавшимся рядом с ним, – тоже: «Мы видели, как ты разбил окно в машине, плати!», и он платил. А потом убегал в кино на вечерний сеанс и ел мороженое. Так за 8 месяцев, находясь на полном государственном обеспечении, он потратил все деньги. В 18 лет, когда пришло время уходить из детдома, средств для самостоятельного существования уже не было. И началась взрослая жизнь. Отдельная, самостоятельная, одинокая и беспощадная к чужим слабостям.

Эта история реального мальчика, жителя Фрязина, настоящие имя и фамилию которого мы по понятным причинам не называем. У каждого детдомовца – своя горькая история детства и юности, но все они чем-то похожи. Эти ребята входят в наш мир, наивные, малоприспособленные к превратностям судьбы, и легко могут попасть в руки мошенников. Большое счастье, если в их судьбе появляется взрослый человек, готовый помочь им адаптироваться в новых, совершенно незнакомых для них жизненных обстоятельствах.

Во Фрязине у большинства выпускников интерната есть патронатные воспитатели, к которым всегда можно обратиться за помощью.  В течение 5 лет, вплоть до достижения ими 23-летия, воспитатели помогают им в решении сложных проблем. «Мы стараемся каждому ребёнку, проживающему без опекуна и достигшему 18 лет, назначать такого патронатного воспитателя, –рассказала начальник управления опеки и попечительства Минобразования Московской области по Щёлковскому муниципальному району, городским округам Лосино-Петровский и Фрязино Марина Лазаренкова. – Это не обязательно педагог. Воспитателем может быть любой взрослый человек, не имеющий судимости, определённых заболеваний, оформивший полный пакет документов. Мы изучаем документы и принимаем решение, может ли человек быть патронатным воспитателем. У нас сформирована база кандидатов в воспитатели. Они не проживают совместно с воспитанниками, но регулярно общаются с ними, оказывают им социальную помощь: помогают им устроиться на работу, правильно распределить семейный бюджет, убраться в квартире, заплатить за коммунальные услуги, получить социальные льготы. Во Фрязине сейчас работают 9 постинтернатных воспитателей, у некоторых – по несколько воспитанников (патронатное сопровождение установлено в отношении 10 человек в возрасте от 18 до 23 лет)».

Бывают случаи, когда совершеннолетний выпускник интерната не хочет попадать под контроль воспитателя: одержимые юношеским максимализмом, они считают унизительным для себя оставаться под контролем воспитателей. Единственный выход в такой ситуации – убеждение. «Мы не имеем права в чём-то ограничивать этих ребят, – пояснила консультант отдела семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, Светлана Холхунова. – Но мы можем поговорить с ними, и обычно нам удаётся их убедить. Они всё ещё дети, и к ним нужен правильный подход. У них у всех сложная жизнь, реальный мир для них это, словно закулисье для зрителя, где никогда не был, но всегда хотел попасть. Им всем нужно помогать, потому что их мечты о самостоятельной взрослой жизни нещадно разбиваются об окружающую реальность. Главное, чтобы между воспитателем и воспитанником было доверие. Если ребёнок со своими бедами, проблемами и страхами не постесняется обратиться к воспитателю, то вместе они горы свернут. А если он закроется в коробочку, когда ему плохо, то это усугубит проблему. Прогулял занятия, влюбился, потерял деньги, потратил, украли, а надо за квартиру платить. Да мало ли что может быть: соблазны на каждом шагу. Здесь важно, чтобы было доверие».

«Когда я решился на патронатное сопровождение одного из моих воспитанников, он пришёл в отдел опеки и попечительства и возмутился, что кто-то без его ведома что-то решил, – рассказал патронатный воспитатель. – Ему не понравилось, что для него нашли какого-то воспитателя, ведь он уже взрослый человек и привык сам всё решать. Мы отошли с ним в сторонку, познакомились, и я сказал ему, что не собираюсь давить на него, учить жизни. Я сказал ему: «Давай попробуем. Если возникнет ситуация, в которой тебе не хватит жизненного опыта, я постараюсь тебе помочь как друг». И он согласился. Сейчас мы стали друзьями. Конечно, он предпочитает общаться со своими сверстниками, у него очень много разных интересов. Но, когда ему нужна помощь, он звонит мне. Обращается только по конкретным делам. Так, например, однажды поднимаю трубку, он звонит из жилищно-коммунального отдела, даёт телефон специалистам отдела. Они мне говорят: «Пришёл ваш воспитанник, тыкает пальцем в платёжку, задаёт вопросы, что это за строка, почему я должен платить за это?». Я попросил их объяснить ему всё подробно. Казалось бы, ситуация несложная, но взрослые не всегда готовы отвечать подросткам на вопросы. Этим ребятам всегда нужен человек, который поддержит их и поможет даже в таких, казалось бы, простых ситуациях».

Одна из проблем адаптации, с которой сталкиваются эти ребята, – неумение распоряжаться деньгами. Сразу же после интерната они встают на учёт в центр занятости, в течение полугода получают пособие по безработице порядка 40 тысяч рублей. За это время они должны найти работу. Но в большинстве случаев они этого не делают. Двое молодых людей, находящихся под патронатным сопровождением, после Нового года перестанут получать эти деньги. Один из них признался, что даже ждёт момента, когда выплаты прекратятся. «Я всю жизнь был на иждивении, – поделился он своими мыслями, – мне всё время что-то дают-дают. Мне надоело. Я хочу жить так: если ничего не заработал, то ничего и не будет».  Второй же ни в какую не соглашается работать: «Пока деньги есть, работать не буду, – говорит он, – а после Нового года что-нибудь придумаем». Патронатные воспитатели отмечают, что у этих детей есть какая-то вера в чудо, авантюризм, подкреплённый слабым пониманием жизни. Они как бабочки, которые живут только одним днём: думают, что начнётся новый день и что-то произойдёт. Но нет! Не произойдёт!

В отделе опеки рассказали историю о парне, который окончил колледж только благодаря тому, что каждое утро к нему домой приезжал воспитатель – Роман Корбутов, – и поднимал его с постели. Мальчик жил с бабушкой-опекуншей, но у неё не получалось повлиять на подростка: он просто не слушался её. «Сейчас парень получает второе среднее специальное образование, – рассказывают в опеке. – Роман Александрович его постоянно контролирует. Хотя у него самого двое детей и три воспитанницы». Ещё один воспитатель – Наталья Гахроманова – тоже «выходила» троих постинтернатников. У неё под патронатом было два брата. Когда они получали деньги, она вместе с ними составляла список продуктов на месяц: крупы, куры, мясо, яйца, – и вместе с ними ходила на рынок и по магазинам. «Это моя задача, – говорила она. – Если в доме есть продукты, то голодными они не будут, даже если у них закончатся деньги». Двери другого воспитателя – Любови Васильевой, бывшего директора «Тёплого дома», – вообще всегда открыты для воспитанников. «Она им как мама, – говорят в опеке, – многие ребята знают её по «Тёплому дому» и просятся к ней на постинтернатное сопровождение. Мы её уговариваем».

В патронатные воспитатели идут уникальные люди, которые искренне вкладывают в воспитанников свою душу. Они помогают им адаптироваться к новой среде, получить образование, найти работу. Единственное право, которое у них есть – мягко и ненавязчиво помогать советами. Бывают случаи, когда, обзаведясь семьей, воспитанники воспринимают их в штыки. Одна из выпускниц интерната была очень дружна с патронатным воспитателем: вместе они добивались получения квартиры, делали ремонт, покупали мебель. Вскоре девушка вышла замуж, родила ребёнка. Воспитатель стал крёстным. Но под влиянием мужа молодая женщина стала враждебно воспринимать любое вмешательство в её жизнь со стороны воспитателя. Родители переправили свою дочку в Среднюю Азию, якобы к родителям мужа. Дружеские отношения воспитателя с воспитанницей на этом завершились.

По мнению многих людей, работающих с сиротами, самая большая их проблема – в том, что у них нет тыла. Если им никто не помогает, то они медленно гибнут. Оказавшись на пороге другой жизни, они теряются. У них заканчиваются деньги, они влезают в долги. После 23 лет, когда опека прекращает контролировать образ жизни бывших воспитанников детдома, а полученная от государства жилплощадь становится их собственностью, они могут стать легкой мишенью для нечистых на руку людей. Хорошо, если до этого времени патронатные воспитатели успеют хотя бы немного объяснить вчерашним детям правила игры под названием «Жизнь».

 

Поделиться: