Будьте в курсе самых актуальных событий города.

Стали свидетелем событий? Сообщите нам об этом.

Предложить новость

Главная \ Персона \ Александра Подорова: "Мне нравится помогать людям"

Александра Подорова: "Мне нравится помогать людям"

 

Передо мной – стройная, высокая, и, кажется, совсем хрупкая молодая женщина. Коса по-девчоночьи переброшена через плечо, в глазах – задорные огоньки. Между тем, Александра Подорова, так зовут мою новую знакомую, – спасатель второго класса, не первый год работает в ПСО-2. Начало будущей профессии было положено в одном из московских отрядов, куда она пришла добровольцем вслед за мужем – спасателем первого класса. Хотя, по-моему, история Александры началась гораздо раньше.

 


 

 

PC171735

– Александра, в детстве все мечтают о героической профессии, со временем у одних желание совершать подвиги проходит, у других нет. У Вас, видимо, не прошло?

 

– Я вовсе ни о чём таком не мечтала. Так сложились обстоятельства. Сначала я, ещё будучи ученицей старших классов, увлеклась скалолазанием, ходила в горы. Затем, кончив школу, поступила в Российский государственный геологоразведочный университет. С однокурсниками в качестве практики ездила в геологоразведочные экспедиции. В этот период я и познакомилась со своим будущим мужем Дионисом. Он-то и приобщил меня к работе спасателя. Дионис работает в одном из московских отрядов, туда я и пришла добровольцем. Спустя некоторое время прошла обучение, аттестовалась на спасателя, затем на третий класс, а позже на второй.

– Чем Вас привлекла работа спасателя?

– Мне нравится, что я могу помогать людям. Не от случая к случаю, а постоянно, поскольку это моя профессия.

- Вы готовы пожертвовать жизнью ради спасения пострадавшего?

- На этот вопрос нельзя дать однозначного ответа. С одной стороны, наша работа так или иначе связана с некоторым риском для жизни. С другой, есть такое правило, что никакие спасательные работы не должны приводить к последующим более сложным спасательным работам. Это значит, что всегда нужно помнить: если с тобой что-то случится, твои товарищи будут заниматься спасением тебя, а не других пострадавших, да и сам ты уже никому не поможешь.

P1182213

- Что чувствуешь, когда спасаешь человека?

- Да ничего особенного не чувствуешь, просто выполняешь свою работу и стараешься делать это хорошо.

– Ваши навыки скалолазания пригодились в новой профессии?

– В городских условиях больше нужны навыки не скалолазания, а промышленного альпинизма.

– Есть разница?

– Да, конечно. Скалолаз поднимается по скале, используя существующий рельеф, а веревка его лишь страхует. Промышленный альпинист, наоборот, висит на верёвках, которые закреплены за какую-либо конструкцию, и что-то делает там, на высоте. Например, иногда нужно проникнуть в квартиру через окно, а не через дверь, потому что так быстрее. Бывает, очень важно выгадать время, когда, например, из квартиры раздаются крики о помощи, а путь медикам к пострадавшему преграждает массивная дверь.

Случается, что в результате чрезвычайного происшествия пострадавший зависает на высоте, его надо снять. Так лет шесть назад ребята снимали бейсджампера, который прыгая с высотки, повис на какой-то конструкции. А ещё спасали дедушку, который вывалился из окна, но лишь наполовину, зацепился...

– Вам самой приходилось участвовать в таких спасательных работах?

– Пока нет. Чаще всего мы выезжаем для того, чтобы помочь открыть захлопнувшуюся дверь, если, например, в квартире без присмотра остался малолетний ребёнок или взрослый, который долго не выходит на связь с родственниками. Также спасатели участвуют в ликвидации пожаров, извлекают пострадавших из искорёженных в ДТП автомобилей, чтобы передать их медикам, но по статистике таких происшествий в зоне ответственности ПСО-2 меньше. А в Москве, где я работала добровольцем, мне, как непрофессионалу, такие сложные задачи не поручали. Однако мои навыки здесь всё же пригодились...

– Каким образом?

– Три года подряд наш отряд участвует в соревнованиях по многоборью спасателей. Это итоговое событие, возможность продемонстрировать, как мы выросли профессионально за прошедший год. Я капитан команды. Последние соревнования были в июле, в Ногинске. Помимо обычной спортивной составляющей были сымитированы различные, в том числе нестандартные, ситуации, которые когда-либо встречались в практике спасателей. Лазить пришлось много: и по техногенным объектам, и по скале. Было даже задание – снять парашютиста с дерева. Мы стали четвертыми в общем зачёте и третьими на дистанции «Природная среда».

– Ваш руководитель Павел Моисеев говорит, что Вы всю смену обучили застёгивать карабины с закрытыми глазами. Как Вам роль тренера?

– Вообще это была инициатива руководства. Для нас закупили альпинистское снаряжение. Специальный тренажёр для тренировок во дворе базы соорудили сами сотрудники отряда. Мои сослуживцы восприняли идею с энтузиазмом. Они вообще любят учиться; ведь если ты хочешь быть профессионалом, то должен всё время поддерживать форму и овладевать чем-то новым.

– А сколько времени Вы посвящаете тренировкам?

– Форму поддерживаю постоянно. Однако есть нюансы. Когда ставится определённая задача, начинаются интенсивные тренировки, направленные на то, чтобы её решить.

– Вы высоты не боитесь?

– Боюсь. Любой нормальный человек боится высоты. Но там красиво: в горах красиво, в пещерах красиво. А промышленный альпинизм – это дополнительный заработок. Как справляюсь? Аккуратно работаю, внимательно проверяю и слежу за страховкой. Со временем к высоте привыкаешь...

- Вспомните случай, когда вам было реально страшно?

-Был один, я тогда ещё добровольцем в Москве заступала. Ребята поехали на пожар, а я осталась на связи. Старший смены передал, что прибыли. Судя по радиоэфиру пожар был довольно серьёзный. Спустя несколько минут слышу по рации: «432, ответь 431». В ответ тишина. «Повторяю. 432, ответь 431», - и снова тишина. Я замерла стала вслушиваться. «432, чем ты там занимаешься? Ответь 431!». Дело в том, что «432» – это позывной моего мужа, и он не отвечал старшему смены. Все это длилось не более 5 минут, но мне они показались вечностью. Как потом оказалось, мой муж поднимался по одному из лестничных пролётов, и там просто не было связи.

- Как научиться преодолевать страх?

- Я обычно стараюсь понять причину страха и объяснить самой себе, что всё не так уж плохо.

– Вы домашний человек?

– Готовим с мужем вместе. Умею и люблю вышивать. А вот вязать и шить не люблю. Но сидеть дома – это не для меня. Предпочитаю активный отдых.

– Как близкие относятся к тому, что Вы – спасатель?

– Они привыкли. До этого у меня тоже была не очень женская профессия – геолог. Скорее, они вздохнули с облегчением, что я теперь рядом, а не езжу в экспедиции.

- А Вы бы разрешили своей дочери работать спасателем?

- Для начала её ещё надо родить. А своему ребенку я разрешу работать, кем он захочет, и не важно, девочка это будет или мальчик.

- Не лишает ли вас эта работа женственности?

- Этот вопрос скорее к моему мужу. Но исходя из того, что количество мужчин, пытающихся за мной ухаживать, в моей жизни не уменьшилось, можно предположить, что не мешает.

– И всё же, труд спасателя в прямом смысле слова нелегкий. Наравне с мужчинами Вам, например, приходится работать с тяжёлыми инструментами. Как справляетесь, путём изнуряющих тренировок?

– Вовсе нет. Умею всё, работы не боюсь, в том числе работаю со специальными инструментами. Правда, первое время ребята пытались снять с меня часть нагрузки, но я убедила их, что делать этого не надо. Не вижу смысла в том, чтобы мне как женщине давали поблажки. Когда речь идёт о спасении людей, лишних рук не бывает. Значит кто-то будет тянуть двойную нагрузку из-за того, что я девочка? Это неправильно. Поэтому с коллегами я договорилась, что если что-то не могу сделать, то сама об этом скажу. Пока такого не было.

- Мужчины в этой профессии могут существовать достаточно долго. А женщины?

- Согласно Трудовому кодексу РФ мужчины могут работать до 60 лет, а женщины до 55. Однако спасатели имеют право выти на пенсию, отработав 15 лет.

- А вы до скольких лет планируете быть спасателем, и каким видите своё дальнейшее профессиональное будущее?

Думаю, до 55 точно, а там посмотрим, может законы изменятся. С точки зрения профессионального роста, надеюсь в будущем дорасти до спасателя международного класса. Хотя есть одна мечта. Хочется уехать куда-нибудь в горы, где бы я смогла одновременно работать и геологом, и спасателем, а ещё заниматься лошадьми. Но скорее всего, это так и останется мечтой. А там время покажет.

– Наверное, у Вас и сейчас дома есть животные?

– Да, животные дома не переводятся. Сейчас живут кошка и щенок породы кане-корсо – национальная гордость итальянского собаководства. Сейчас ему восемь месяцев. Очень бурно проявляет свои эмоции, а в целом ласковый и преданный пёс, может часами сидеть и наслаждаться тем, что его гладят. Говорят, собаки этой породы хорошо следят за детьми.

– А в ваши планы это входит?

– Пока планы связаны с профессией.

Маша Филиппова

Поделиться: