Будьте в курсе самых актуальных событий города.

Стали свидетелем событий? Сообщите нам об этом.

Предложить новость

Главная \ Персона \ Альберт Хабчаев: "Фрязинцы должны спокойно ходить по городу"

Альберт Хабчаев: "Фрязинцы должны спокойно ходить по городу"

 

На столе начальника фрязинской полиции Альберта Хабчаева разложены кипы писем и документов. Майор был назначен на должность всего три недели назад. Надо ознакомиться с прошлыми делами, продумать, как решить насущные проблемы, и, разумеется, не упустить текущие вопросы. Поэтому поначалу Альберт Алхазович разговаривает со мной, не отрывая взгляда от бумаг:

PA091245

- Родился в 1982 году на Крайнем Севере, в селе Салемал Ямало-Ненецкого автономного округа. Окончив школу, уехал в Салехард. Там получил средне-специальное образование - обучался правоведению. Потом захотелось туда, где теплее. Поэтому перебрался в Краснодарский край, город Армавир, где получил высшее юридическое образование. В МВД Российской Федерации служу с 2003 года.

- Где начинали?

- В родном селе, участковым.

- Непростая профессия. А почему не выбрали, например, адвокатскую практику? Работа в офисе, да и зарплата, наверное, больше…

- Я с детства мечтал работать в милиции... Фильмов насмотрелся, - отрывая взгляд от бумаг, улыбается мне майор Хабчаев. – Да и отец поддерживал. Сам он не имел отношения к правоохранительным органам - работал председателем потребобщества, - но меня хотел видеть только милиционером.

- В родном селе, где вас все знают, было не просто работать? Никто из подозреваемых не говорил: «Да ладно тебе, Альберт…»?

- Нет-нет, односельчане меня уважали. И работать там, где вырос, наоборот, было легче. Даже случалось, раскрывал преступления, не выходя из кабинета. Я примерно знал кто и на что способен. Поэтому, проанализировав ситуацию, делал несколько телефонных звонков, узнавал, кого из «кандидатов» не было дома на момент происшествия и вызывал подозреваемого в участок. Там спрашивал: «Зачем украл?». Он сначала: «Это не я!». «Да ладно, перестань», - говорю… Человек понимал, что утаить ничего не сможет, и рассказывал, как дело было.

Однако участковым я пробыл недолго. Руководство сочло, что я неплохо соображаю, и назначило меня дознавателем. Так я перебрался в офис. Через три года начальник вызвал и сказал: «Необходимо повысить раскрываемость экономических преступлений. Пиши рапорт о переводе». Написал… Сначала работал опером, затем руководил подразделением, борющимся с экономическими преступлениями в Ямальском районе. Позже пошёл на повышение, курировал вопросы, связанные с экономической безопасностью, и уголовный розыск.

- Экономические преступления раскрывать сложнее? Ведь контингент, с которым приходиться работать, скажем так, непростой…

- Суть преступления не зависит от статуса преступника. Поэтому вычислить подозреваемого было не так сложно. Другое дело, собрать доказательства. Нередко нам не отвечали на запросы, игнорировали. Тогда мы приходили с обыском, изымали необходимые следствию материалы… Даже заместитель главы администрации по социальным вопросам не ушёл от ответственности. Ему присудили шесть лет условно и штраф в размере 5 миллионов за двойную приватизацию жилья.

- Угрожали? Взятки предлагали?

- Да все знали, что со мной лучше не связываться. В Ямальском районе моя фамилия была на слуху. Некоторые даже пугали: «Скажу Хабчаеву…».

- В чём специфика работы на Крайнем Севере?

- Суровый климат даёт о себе знать. Транспортная схема практически отсутствует. Асфальт есть только в Салехарде. Поэтому добраться от одного населённого пункта до другого тяжело… Где-то на снегоходе едешь, где-то по зимнику – дороге, проложенной по замёрзшему водоёму. Лето длится один месяц. В остальное время – распутица, метели… Много людей пропадало. Сам однажды попал в метель, два дня провел под санями... Я в составе группы выехал в рейд на Обскую губу. Там мы искали тех, кто промышляет незаконным ловом рыбы. В пути погода резко изменилась, началась пурга. Не видно было даже руку, вытянутую вперёд. Мы остановились, перевернули сани на бок, чтобы укрыться от ветра. Сели. Ждём, когда метель закончится...

- Как же вы не замёрзли-то?!

- Снег намело на сани, получилось нечто вроде чума. Спали по очереди. Чай замёрз, грызли его как леденец. На следующий день метель стихла, и мы отправились по своим делам…

- Итак, из родного края вы переехали к нам, во Фрязино?

- Нет, до этого я ещё работал в городе Ханты-Мансийске. Там уже потеплее, и асфальт есть. Можно сесть за руль и поехать, куда хочется, - шутит Альберт Алхазович. – Был назначен заместителем начальника ханты-мансийской полиции. Работал под началом Юрия Александровича Черноуса, теперь он руководит щёлковским управлением. Он-то мне и предложил снова работать в одной команде.

- Почему не отказались? Всё-таки место насиженное, семья, наверное, есть?

- Мне нравится работать с Юрием Александровичем. А семья… Жена, дочка и сын, который родился полгода назад, ждут, когда решится вопрос со служебной квартирой…. Пока им переезжать некуда. Сам живу здесь, в кабинете.

- С чего вы начали работу в отделе?

- Прежде всего, мне предстоит решить кадровую проблему, ведь отдел не укомплектован. Во-вторых, хочу добиться, чтобы сотрудникам, нуждающимся в жилплощади, предоставили служебные квартиры. Спрашивать с подчинённого по всей строгости можно только тогда, когда его быт налажен, а рабочее место оборудовано всем необходимым.

- А в городе? Думаю, за три недели вы успели понять, на каком фронте дел будет особенно много?

- Чаще всего жалобы поступают от владельцев участков в садовых товариществах. Люди между собой выясняют отношения: кто-то не поделил территорию, у кого-то возникает спор по оплате коммунальных услуг. Здесь, если нет административной или уголовной составляющих, полиция не поможет. Жалобщикам надо обращаться в суд. А вот кражи, которых на территории садовых товариществ совершается много, - в нашей компетенции. Проблема в том, что большинство владельцев загородных домиков – москвичи. Появляются на своём участке крайне редко, только в тёплое время года. Дома, как правило, не охраняются. Ворам раздолье. Бывает, выносят всё, в том числе мебель. А полицейским сложно. Потерпевшие порой не могут даже сообщить, когда было совершено преступление.

Также проблемы доставляют «гастролёры»: приехал злоумышленник во Фрязино на электричке, украл велосипед, уехал и продал его в другом городе. Пойди его, поймай…

Кроме того, много мошенников, наживающихся на доверии пенсионеров. Здесь очень важно проводить профилактические мероприятия. Надо, чтобы такие организации, как пенсионный фонд, социальные службы, уведомляли пенсионеров об опасности. Например, можно напечатать предупреждение на обратной стороне квитанции по оплате услуг ЖКХ. Там же можно указать телефон горячей линии, позвонив по которому, пожилой человек мог бы проверить личность человека, представившегося соцработником. К борьбе с мошенниками необходимо подключать и сотрудников банка. Когда я работал на Крайнем Севере, мы просили банковских служащих сообщать нам, если пенсионер хочет снять подозрительно большую сумму со своего счёта. Даже были случаи, когда полицейские приезжали по звонку и заставали преступников, ожидавших пенсионера у кассы.

В планах - встреча с руководителями служб безопасности супермаркетов города. Зачастую охранники отпускают воришек, изъяв у них «добычу». А этого делать нельзя, ведь преступник пойдёт в другой магазин, где ему, возможно, улыбнётся удача.

И особое внимание надо уделить борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Чем меньше наркоманов, тем меньше краж. Ведь чаще всего воруют зависимые от химических веществ люди, в надежде раздобыть деньги на очередную дозу.

Главное - фрязинцы должны спокойно ходить по городу, как днём, так и ночью, не опасаясь за свои здоровье и жизнь, не боясь, что кто-то сорвёт с них серьги, выдернет из рук сумку или заберёт кошелёк.

Беседовала Надежда ТРИФОНОВА

Поделиться: